You are hereЧто такое рак почки / Подавление ангиогенных и неангиогенных мишеней сорафенибом при почечно-клеточном раке (ПКР) в модели ксенотрансплантата ПКР

Подавление ангиогенных и неангиогенных мишеней сорафенибом при почечно-клеточном раке (ПКР) в модели ксенотрансплантата ПКР


Источник:

Department of Urology, Singapore General Hospital, Singapore.

ИСТОРИЯ:

Признано, что сорафениб подавляет ряд молекулярных мишеней при почечно-клеточном раке (ПКР). В данной работе мы используем ксенотрансплантаты ПКР из клеток опухолей пациентов для выделения ангиогенных и неангиогенных молекулярных мишеней сорафениба при распространенном ПКР (рПКР).

Методы:

Мы успешно создали три ксенотрансплантата ПКР из клеток опухолей пациентов у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом трех различных гистологических подтипов ПКР: обычного светлоклеточного, низкодифференцированного светлоклеточного с саркомоподобными изменениями и папиллярного ПКР. В этой работе также исследовалось клоногенное выживание клеток светлоклеточного ПКР (786-0/EV), содержащих мутантный белок фон Хиппель-Ландау и трансфицированных сенсовыми и атисенсовыми олигонуклеотидами сурвивина.

Результаты:

Все три ксенотрансплантата сохранили свои оригинальные гистологические характеристики. Нами установлено, что сорафениб дозозависимо тормозит все три линии ксенотрансплантатов ПКР независимо от гистологического подтипа. Вызванное сорафенибом подавление роста было связано не только с торможением мишеней ангиогенеза р-PDGFR-β, р-VEGFR-2, нисходящих сигнальных путей р-Akt и р-ERK, клеточного деления и анти-апоптотических белков, в частности циклина D1, циклина В1 и сурвивина, но и активацией проапоптотического фактора Bim. Нокдаун сурвивина сурвивин-специфическими антисенсовыми олигонуклеотидами ингибирует колониеобразование и индуцирует гибель клеток светлоклеточного ПКР.
ВЫВОД:

Это исследование проливает свет на молекулярные механизмы действия сорафениба при ПКР. Подавление неангиогенных молекул сорафенибом может способствовать его противоопухолевой активности, наблюдающейся in vivo, дополняя антиангиогенные эффекты.