You are hereЧто такое рак почки / Результаты радиочастотной аблации наследственного почечно-клеточного рака у пациентов с единственной почкой

Результаты радиочастотной аблации наследственного почечно-клеточного рака у пациентов с единственной почкой


Robles J.,1 Gupta G.,1 Wood B.,2 Linehan W.M.,1 Bratslavsky G.1
1NIH=NCI, Urologic Oncology Branch, Bethesda, MD;
NIH=NCI, Department of Radiology, Bethesda, MD

Введение: у пациентов с наследственным почечно-клеточным раком (ПКР) имеется склонность к развитию билатерального мульфокального заболевания в раннем возрасте. Хотя открытая органосохраняющая хирургия признана стандартом ведения пациентов с единственной почкой, она несет свои риски и травматичность. Недавно в качестве варианта минимально инвазивного лечения ПКР появилась лапароскопическая и перкутанная радиочастотная аблация. Однако, ее эффективность и безопасность в лечении ПКР единственной почки не была установлена. Это исследование оценивает результаты радиочастотной аблации в условиях мульфокальной рецидивирующей опухоли единственной почки.

Методы: мы анализировали записи всех пациентов с наследственным ПКР единственной почки, которым в нашем институте была выполнена лапароскопическая или перкутанная радиочастотная аблация. Мы собрали демографические данные и периоперативные результаты. Функциональные результаты почечной функции оценивались путем сравнения уровня креатинина до и после лечения, а онкологические результаты оценивались по необходимости последующего вмешательства.

Результаты: мы выявили 13 пациентов с наследственным синдромом и единственной почкой, которым всего было выполнено 17 радиочастотных сессий (8 лапароскопических и 9 перкутанных) по поводу 25 образований в NCI. Когорта состояла из 7 пациентов с болезнью Вон Хиппель-Линдау, 2 – с болезнью Бирта-Хогга-Дюба, 2 – с наследственным ПКР и 2 с семейным ПКР с неизвестной генетической аномалией. Средний возраст составил 46 лет (28-54) и 77% пациентов были женщинами. Всего было проведено лечение в среднем 1,9 образований на пациента, со средним размером опухоли – 2,4±0,63см. Наиболее частой локализацией была эндофитная (69%), далее – экзофитная (19%) и мезофитная (12%). Было два малых осложнения: острая задержка мочи и ожог кожи. Снижение почечной функции через 3 и 12 месяцев составило 32% и 25%, соответственно, повышение уровня креатинина с дооперационного – 1,19±0,32 мг/дл до 1,57±1,02 мг/дл через 1-3 месяца после операции и 1,49±0,79 мг/дл через 1 год. 6 пациентам из 13 (46%) потребовалось, в последующем, вмешательство по поводу de novo опухоли, или в виде повторной радиочастотной аблации или нефрэктомии, средний срок наблюдения составил до 33 месяцев (9-67).

Выводы: кажется, что и перкутанная, и лапароскопическая криоаблация – безопасные методики при лечении наследственного ПКР у пациентов с единственной почкой. Хотя уровень периоперационных осложнений низкий, отмечалось снижение почечной функции после вмешательства. Необходимы дальнейшие работы для оценки долгосрочного влияния радиочастотной криоаблации на почечную функцию, и для отбора подходящих кандидатов на данный вид вмешательства.